Алекс Экслер (exler) wrote,
Алекс Экслер
exler

Categories:

Маркес "Вспоминая моих грустных шлюх"

Новую книгу Маркеса "Вспоминая моих грустных шлюх" я еще не читал. В основном, из-за того, что со всех сторон ругают перевод этой книги. Говорят, что полный кошмар.

Сегодня получил новое "Книжное обозрение", читаю - и натыкаюсь на письмо переводчицы этой книги Людмилы Синянской. Теперь понятно, что стало с переводом. Ее письмо отсканировал, распознал и выкладываю под катом (к сожалению, переносы убрать не смог). В конце Людмила говорит, что готова предоставить нормальный перевод любой интернет-библиотеке (правда, своего адреса она не сообщает). Хорошо бы получить и почитать...



Текст-уродец

Уважаемый Александр Феликсович! Нелавно я получила от литературного агентст¬ва «FTM» экземпляр романа Габриэля Гарсиа Маркеса, вышедшего и издательстве «Онлайн», и внимательно прочитала его.
Я полностью согласна с теми, кто п ряде критических статей, появившихся в СМИ Рос¬сии, а также в Интернете, предъявляют претен¬зии к переволу последнего романа Габриэля Гарсиа Маркеса -Memoria de mis puias tristes», опубликованного издательством -Онлайн" под моим именем и фамилией.
Это издательство действительно «взяло за основу« мой перевод, который я посылала в разные адреса как по просьбе издателей, вед¬ших переговоры с литературным агентом Габ¬риэля Гарсиа Маркеса, так и для ознакомления моим коллегам и знакомым.
Малоприятной неожиданностью для меня стал тот факт, что издательство «Онлайн», оформив книгу в стиле бульварного чтива, на грани порнографии, изменив данное мною на¬звание на «Вспоминая моих грустных шлюх», разрушило тональность, исказило суть произ¬ведения Габриэля Гарсиа Маркеса и дезориен¬тировало читателя.
Напомню, что в романе имеются в виду во¬все не шлюхи, пусть даже грустные, не роман¬тизированные пуганы, не жрицы любви и не профессиональные проститутки, а те несчаст¬ные, молоденькие, заблудшие девчонки, кото¬рые от неумения примирить свою полуголод¬ную, безрадостную жизнь с веселыми картин¬ками в телевизоре выставляют себя на продажу в этом скотском мире. Я назвала их «грустные
блидушки», отдавая себе полный отчет в не-норчативности этой лексической единицы. Однако она обозначает явление, характерное не для одной лишь Колумбии. Понимая, что это название может шокировать читателя, я со¬чла нужным сделать короткое предисловие от переводчика. Потому что, по сути, эта книга — о бездарно растраченной жизни и о великом чуде любви, настигшей человека у порога смер¬ти.
Хуже того, издательство существенно изме¬нило текст моего перевода, внеся в него огром¬ное количество поправок (иногда — до десятка на странице) волей безграмотного -редактора» с крайне скудным культурным багажом и пол¬ной глухотой к особенностям литературного текста одного из лучших прозаиков нашего времени. Гарсиа Маркес дважды в тексте дает ясный намек на неслучайность некоторых нео-бычностеи и даже сбивчивости повествования. Редактор, прилизав текст, выделив прямую речь, расставив кавычки там, где не следовало, и убрав там, где они необходимы, уничтожил исповедальную интонацию произведения. Иногда редактор даже дописывает за Маркеса, меняя смысл на противоположный:
Г.М.: 'Я никогда не думая о возрасте, как о дырявой крыше, которая показывает, сколько утекло и сколько жизни осталось*.
Редактор: *Я никогда не думал о возрасте, как привыкают не думать о дырявой крыше. Сколько воды утекло... Сколько лет, сколько зим...' и т.п.
Мне было стыдно читать это пошлое изде¬лие, под которым стоит мое имя.
Никогда за всю мою более чем сорокалет¬нюю практику литературного переводчика (ре¬зультатом ее являются более 70 изданий и пере¬изданий, ja редким исключением, лучших ис-панолзычных авторов), даже в самые суровые времена советской цензуры, никто не осмели¬вался так поступать с моими текстами.
Безусловно, мой перевод последнего рома¬на Гарсиа Маркеса, как и любой другой перевод вообще, не является неприкасаемыми. И я с искренней благодарностью вспоминаю тех ре¬дакторов, которые в прошлом, случалось, по¬могали мне устранять неточности, неизбежные при любой работе. Но всегда такая правка была уважительной, очень небольшой и обязательно согласовывалась со мной, как и полагается в элементарно профессиональных издательст¬вах,
В данном же случае в свет вышел текст-уро¬дец с массой грубых ошибок, нелепип и безвку¬сия, с нарушением неповторимых чаркссов-ских интонации и ритча, уникальных особен¬ностей повествования, в силу чего я не могу признать его своим.
Если это может хоть как-то поправить ситу¬ацию и дать русским читателям, по-настояше-му любящим и ценящим высокую литературу, более близкий к подлиннику перевод, я готова передать мой текст любой интернет-библиоте¬ке в России. Если же это несовместимо с рос¬сийскими законами, могу переслать этот текст всем, кто его пожелает прочитать.

С уважением,
Людмила Синянская.
Валенсия

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author